blackfield
Шел я сквозь бурное разнотравье.
Запах невероятный просто, пьянящий, казалось, что цветет все сразу: терпко и горьковато тысячелистник и полынь, тонкий и едва уловимый запах от пурпурного озерца кипрея и прохладный крапивы, трудно различимый запах полевой гвоздики, сладкий запах душистого горошка и недружелюбного лютика, постушьей сумки, густой и дурманящий аромат ромашек, растущих вперемешку с полевым васильком, пряный запах цветущей пижмы и мягкий зверобоя.
Старался вдохнуть как можно глубже всю эту смесь впечатлений.

А потом встретил поляну клевера посреди этого бескрайнего хмельного моря и не смог удержаться от того, чтобы упасть и забыть обо всем огромном мире хотя бы на несколько минут. На мне сразу попытались обосноваться жители этих согретых солнцем цветов, мимо с жужжанием проносились похожие на скоростные поезда мухи, ленивые шмели и еще десятки насекомых, чью размеренную жизнь я потревожил. Стрекотали кузнечики и щебетали птицы, что вместе казалось настоящей музыкой жизни.
Сквозь землю устремлялись потоки невидимой силы, поляна дышала. Это было необыкновенно, самый настоящий и неоценимый подарок природы. Мощная энергия проходила через меня, переполняла и била через край, а я отдавался ей весь. Существовало только здесь и сейчас, и мне казалось, что я парю в метре над самим собой. И я мог понять и объять весь мир и все небо.

Очнулся я от капель дождя на лице и руках. Пришлось сгребать все свои ощущения в кучу и уходить.